Императивные или диспозитивные нормы как определить

О запретах и дозволениях: как читать положения законодательства?

Императивные или диспозитивные нормы как определить

Такие, по сути, теоретические категории, как диспозитивная и императивная нормы, вполне могут послужить весомым аргументом в суде, если речь идет о толковании законодательства. Как отличить диспозитивную норму от императивной? Где проходит граница между императивными предписаниями и свободой усмотрения участников оборота? Ответы на эти вопросы носят более чем практический характер.

Главным методом регулирования имущественных и личных неимущественных отношений (и, как следствие, всего гражданского права) является диспозитивный, или метод дозволений.

Он предоставляет свободу участникам гражданского оборота при заключении договоров согласовывать в них любые условия, не противоречащие закону.

Диспозитивные нормы в законе предусматриваются на случаи, когда участники оборота не договорились о тех или иных правилах, применимых к их отношениям.

В такой ситуации диспозитивные нормы действуют по умолчанию (например, презюмируемая возмездность договора в предпринимательской деятельности). Этим они отличаются от императивных норм, которые устанавливают определенные правила поведения, не предоставляя при этом какой-либо свободы усмотрения для сторон договора. Последние не вправе предусмотреть иные правила, нежели те, что прямо установлены в законе.

Так, например, в соответствии с п. 2 ст. 456 ГК РФ продавец обязан одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней до­кумен­ты (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.

), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором, если иное не определено договором купли-продажи.

Как видно из приведенной нормы, она является диспозитивной, поскольку устанавливает, что стороны договора купли-продажи могут предусмотреть в нем, что продавец обязуется передать относящиеся к продаваемой вещи принадлежности не сразу с передачей вещи, а спустя некоторое время (если их получение самим продавцом занимает определенное время) или вообще исключить такую обязанность, если до­кумен­ты до передачи товара уже были переданы покупателю.

Примером императивной нормы является правило, определенное п. 4 ст. 401 ГК РФ, согласно которому заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Указанная норма сформулирована четко и недвусмысленно, она содержит прямой запрет участникам оборота заключать названное в ней соглашение, поэтому является императивной (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.

2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», далее — Постановление № 16, см. «ЭЖ», 2014, № 14, с. 07).

Императивной также будет норма с оговоркой «если иное не предусмотрено законом», поскольку никакой свободы усмот­рения участникам оборота она не предоставляет: они не делают выбор между теми или иными правилами, а могут только следовать содержащимся в законе предписаниям — либо в одном законе, либо в другом, к которому отсылает первый закон (отсылочная норма).

Свобода смешанного договора ограничена законодательными императивами

Сравнительно легко различать диспозитивные и императивные правовые нормы законодательства в ситуациях, когда их содержание не вызывает неоднозначного восприятия (например, фразеологическая конструкция «если иное не предусмотрено соглашением сторон» характерна для диспозитивной нормы). С императивными нормами все не так просто.

Пунк­том 3 ст. 421 ГК РФ предусмотрено, что стороны вправе заключить смешанный договор, содержащий элементы различных договоров, определенных законом или иными правовыми актами РФ, в соответствующих частях к которому применяются правила о договорах, элементы которых в нем содержатся, если иное не определено соглашением сторон или не вытекает из существа смешанного договора.

В составе смешанного догово­ра могут быть представлены элементы договора, правила о котором являются императивными и не подлежат изменению по соглашению сторон. Так, например, в силу п. 3 ст.

825 ГК РФ по договору банковского счета банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не указанные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмот­рению. Стороны могут заключить договор банковского счета с условием о его кредитовании (овердрафт), который является смешанным, однако это не означает, что они могут обойти установленный законом запрет на контроль со стороны банка за расходованием средств клиента со счета (кроме случая, когда кредит является целевым и выдается под конкретные цели).

В связи с этим п. 3 ст. 421 ГК РФ необходимо применять в нормативном единстве со ст. 422 ГК РФ об обязательном соответствии всякого до­говора требованиям закона. Закон предоставляет участникам гражданского оборота изменять или исключать применение к своим отношениям действие лишь диспозитивных, но не императивных норм (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Следовательно, норма п. 3 ст.

421 ГК РФ, дающая право сторонам изменять своим соглашением условия их отношений, по своему смыслу в сис­теме действующего правового регулирования договорных отношений и с учетом приведенных императивных предписаний не может рассматриваться как предполагающая широкие возможности по исключению применения к отношениям субъектов гражданских правоотношений законодательных норм. Это тем более верно, что иное истолкование, по сути, ставит под сомнение существование императивных норм как таковых.

Указанный вывод подтверждается позицией ФАС Центрального округа, который указал, что смешанный договор, содержащий в себе элементы договора об оказании услуг по передаче электроэнергии и договора купли-продажи электроэнергии с целью компенсации потерь в сетях, последний из которых является публичным в соответствии с законодательством РФ, — весь такой смешанный договор является публичным (постановление ФАС Центрального округа от 21.12.2010 по делу № А36-1378/2009).

Границы дозволенного определяют исходя из существа отношений

Трудности могут возникнуть при установлении характера правовой нормы, которая сформулирована в законе в виде определенного правила без указания на возможность ее отмены или изменения по соглашению сторон.

Так, например, в силу п. 1 ст.

824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

В приведенной норме указано, что финансирование предоставляется взамен уступки права денежного требования, вытекающего из конкретных обязательств, и ничего не сказано насчет того, могут ли это быть какие-либо иные обязательства (к примеру, обязательство по возврату суммы займа)?

В практике автора имел место случай, когда инвестор отказался предоставлять финансирование под уступку прав требований о возврате сумм зай­ма, мотивируя свой отказ тем, что уступка подобных прав, которые, кроме того, еще не возникли на дату уступки, не преду­смотрена п. 1 ст. 824 ГК РФ. Между тем он не учел, что указанная норма по своему характеру не является императивной.

Содержащийся в ней перечень обязательств, из которых допускается уступка прав (предоставление товаров, выполнение работ и оказание услуг) не сформулирован как закрытый, равно как и нет в данной норме указания на то, что не допускается уступка прав из других обязательств.

Кроме того, возможность уступки прав требования о возврате сумм займа вытекает из общих правил о цессии, предусмотренных главой 24 ГК РФ.

Неверной также являлась позиция инвестора о том, что не допускается уступка прав требования, которые еще не возникли, поскольку положения главы 24 ГК РФ не исключают возможности уступки таких прав (так называемые несозревшие права требования).

Более того, предметом уступки могут быть также права требования, которые не являются бесспорными: например, требование об уплате неустойки (п. 4, 8 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ, утв.

информационным письмом Президиу­ма ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).

Таким образом, нормы гражданского законодательства, сформулированные без прямого указания на тот или иной запрет, могут рассматриваться в качестве диспозитивных и предполагают возможность согласования сторонами иных правил своего поведения.

Данный подход основывается на принципе частного права «разрешено все то, что не запрещено законом», который означает возможность субъектов определять свои действия по собственному усмотрению во всех тех случаях, когда правила поведения прямо не предписаны законом, сообразуясь при этом с требованиями доб­росовестности и разумности и не выходя за пределы осуществления гражданских прав. Однако он неприменим к отношениям, составляющим предмет регулирования публичного права, в котором действует иной постулат — «разрешено то, на что указано в законе».

Между тем при определении характера отношений (публичные или частные) следует принимать во внимание не субъектный состав, а их существо, предмет, то есть по поводу чего они складываются.

Если речь идет об уплате налогов, то отношения здесь публичные и прямо предписаны нормами НК РФ, если же в основе отношений лежит равноправие сторон и автономия воли, то отношения частные, даже если в них участвуют публичные органы или публично-правовые образования (участие налоговых органов в процедуре банкротства, выдача бюджетного кредита и т.д.).

В частных отношениях публично-правовые образования и их органы участвуют на равных с обычными участниками оборота, что прямо следует из главы 5 ГК РФ. В связи с этим принцип «разрешено все то, что не запрещено законом» действует также и в случаях, когда в частных отношениях участвуют публичные образования и их органы.

Цель законодательного регулирования учитывается судом

Пользуясь упомянутым принципом «разрешено все то, что не запрещено законом», можно также утверждать, что если правила о конкретном договоре прямо не предусматривают использования определенных способов обеспечения исполнения обязательств или их прекращения, это еще не означает невозможность их применения к такому договору.

Действующее законодательство РФ не содержит норм, запрещающих применение сторонами, например, неустойки в целях обеспечения исполнения обязательств,

Источник: https://www.eg-online.ru/article/254355/

Императивные и диспозитивные нормы права – что это такое

Императивные или диспозитивные нормы как определить

Юридические нормы гражданских отношений регулируются соответствующими разделами договорных соглашений. В случае невыполнения обязательств сторонами, проблемы решаются в хозяйственных спорах.

В обоих случаях предусмотрены типичные варианты развития событий в соответствии со сценарием, отвечающим интересам руководящего состава субъекта предпринимательской деятельности.

Следует учесть, что основной чертой гражданского права является элемент диспозитивности, выраженный в порядке регулирования взаимоотношений в процессе сотрудничества в соответствии с условиями договора. Это выражается в комплексном сочетании предоставления свободы выбора права и в законодательно ограниченном количестве правил его реализации.

Регулирование правовых отношений

Все юридические действия должны осуществляться в рамках законодательно регулируемых обстоятельств. Без применения правовых норм невозможно компетентно решить ни один аспект жизнедеятельности.

Императивная и диспозитивная нормы

К примеру, в Уголовном кодексе предусмотрен ряд правил, необходимых для осуществления процедуры наказания за каждое правонарушение. Они объединены в разделы, в соответствии с отнесением к конкретному виду проступка.

Каждый из них регламентирует нормы поведения лиц в зависимости от отнесения их к той или иной группе действий, позволяющей определить способ организации деятельности, а также вид взаимоотношений с её участниками.

Регулирование договорных взаимоотношений

Законодательному влиянию подвержены все граждане Российской Федерации, а также субъекты предпринимательской деятельности.

В процессе взаимоотношений возможно применение индивидуального правового акта, определяемого арбитражем или договорными отношениями.

В такой ситуации реализация права относится к одному участнику мероприятия. Она может быть представлена в виде обязательства, действия полномочия.

В большинстве случаев, требования правил касаются обоих участников мероприятия, направленного на реализацию деятельности одной из сторон соглашения с целью урегулирования отношений. Для представителей этой стороны документально и законодательно устанавливают обязательное поведение, а для другой – возможные действия.

Методы правового регулирования

Диспозитивная характеристика

Диспозитивная норма права — это общепризнанный порядок поведения, установленный соглашением сторон.

Он определяет широкую свободу действий, касающихся реализации имущественных прав в рамках действующего законодательства Российской Федерации. Стороны самостоятельно определяют характер взаимоотношений. При этом им предоставляется возможность выбора между определёнными моделями поведения, при условии соблюдения законодательных требований.

Что такое императивная и диспозитивная нормы

К диспозитивным относятся правовые нормы, в которых проявляется принцип ограничения свободы действий для всех участников договорного соглашения. В процессе реализации определённого договором мероприятия, деятельность субъектов ограничивается их свободой права.

Диспозитивный характер отношений участников договора подразумевает отражение законодательных особенностей в документации, с учётом нюансов сложившейся ситуации. Она может требовать внесения некоторых изменений, являющихся важными для реализации мероприятия, в случае если его аспекты не отражены в полном объёме в нормах права.

Применение метода не только гарантирует расширение спектра возможностей для каждого участника сделки, но и предоставляет возможность альтернативного изменения условия взаимоотношений, если это будет необходимо.

Пример диспозитивной нормы чётко прослеживается в документации регулирующего характера. Элемент отношений может быть применим при оформлении сделок, договорных отношений и Уставных документов юридических лиц. Его признаком является наличие в документации стандартной оговорки «если иное не предусмотрено договором».

Что такое императивная норма права

Императивные нормы устанавливают, идентифицируют и регулируют обязанности и права субъектов, которые должны их беспрекословно выполнять.

Внести изменения в соглашение, оформленное в императивном стиле невозможно. Специфический характер гражданско-правовых отношений можно идентифицировать по категоричной текстовой части документа, выражающей элементы запрета. Для неё характерны фразы: «недействительность», «не могут», «недопустимо».

Что регулирует императивная норма права

Применение императивности в отношениях устанавливает юридические обязанности сторон, а также формирует возможности реализации их прав. Она способствует выявлению и исследованию специфики законодательных норм и их закономерностей в общей системе взаимоотношений.

Придание нотки императивности отношениям между субъектами может проводиться с учётом различных признаков:

  • специфических, касающихся индивидуальных характеристик;
  • общих, являющихся стандартными, которые можно применить к любой ситуации;
  • постоянных и временных;
  • определяющих характер внешних отношений или с применением конкретизированных толкований обстоятельств мероприятия;
  • определяющих метод регулирования, который может быть изложен в виде запретов, предписаний или обязательств;
  • по методу воздействия, предполагающему регулировку отношений и обеспечение их сохранности от влияния негативных факторов;
  • факта присутствия материально обязывающего порядка поведения;
  • определяющих общее или направленное на определённую группу лиц действие.

Коллизионные нормы

Коллизионные нормы применяются для определения приоритета использования законодательных параметров конкретного государства из общего перечня международных субъектов, участвующих в мероприятии. Их использование актуально только в ситуациях, когда можно применить такие материально-правовые нормы, которые решат возникшую проблему.

Что такое коллизионная норма

Коллизионное право применимо к договорным соглашениям между субъектами в условиях международного сообщения при условии, если на регулирование отношений может претендовать законодательный порядок нескольких государств. Правовые коллизионные нормы решают эту проблему за счёт подчинения всех участвующих в мероприятии государств законодательным правоотношениям конкретной страны.

Практическое применение коллизионного права

В коллизионные нормы включены два элемента, способствующие решению возникшей проблемы международного значения:

  • конкретизирующие отношения, к которым её можно применить;
  • указывающие на право, элементы которого подлежат применению, с учетом требований законодательства международного значения или конкретного государства.

Императивные нормы это — требования, документально отражённые в договорном соглашении, в категоричной форме, содержание которой не подлежит изменению по инициативе участников мероприятия. Под императивной коллизионной нормой понимается норма, от которой отказаться невозможно в процессе реализации субъектами договорных обязательств.

Нотки диспозитивности придают автономность решениям участникам международных сделок. Относительно императивный характер отношений определяет порядок, от правил выполнения которого можно отказаться, при наличии оговорённых в договоре условий.

Односторонние нормы определяют границы использования собственного права. Двухсторонние отношения учитывают порядок применения законодательных правил, имеющих национальное и международное значение.

За основу формирования правил взаимоотношений коллизионного характера между участниками соглашения могут быть взяты не государственные законодательные нормы, а положения международного договора, унифицирующего решение конкретного вопроса.

Нюансы и особенности применения

В реальности договорные отношения часто требуют соответствующего правового разрешения. Однако законодательство не предусматривает порядок и правила применения императивных и диспозитивных норм, что обеспечивает правовые нестыковки.

Для их урегулирования применяются специальные приёмы по аналогии закона и права. До 1998 года эти элементы были предусмотрены в законодательстве, однако, после этого периода оно было пересмотрено и правовые нормы стали ориентироваться на материальное право.

На сегодняшний день используется правило, отвечающее за регулирование идентичных отношений.

Как применяется аналогия закона

Императивные и диспозитивные явления определяются по аналогии закона.

Это достигается за счёт выбора аналогичной характеристики элемента правоотношений между участниками договорных соглашений, что актуально в ситуациях, определённых условиями отношений:

  • в виде элементов имущественных или неимущественных характеристик права;
  • в случае отсутствия урегулирования законодательными нормами или условиями договорного соглашения;
  • если в законодательстве существуют нормы, регулирующие схожие взаимоотношения, при условии, если они им не противоречат.

Что такое аналогия закона

Применение закона по аналогии допустимо в ситуациях, когда невозможно урегулирование возникших проблем стандартными нормами права. При совокупном соблюдении всех аналогий, преодолеваются препятствия, регулирующие отношения в случае отсутствия необходимых законодательных норм.

Нормативы по аналогии могут применяться ко всем сферам деятельности, отражённым в договоре между сторонами. Их применение исключает повторения в случае наличия совпадений, требующих одноразовой коррекции по регулированию.

В некоторых случаях для решения проблем, вызванных пробелами в законодательстве, применяют элементы расширительного толкования, которые рассматривают нормы, касающиеся неоговорённых по факту ситуаций.

Когда аналогии невозможно применить

Стратегия аналогии актуальна в ситуациях, когда взаимоотношения между сторонами договорного соглашения невозможно урегулировать действующим законодательством.

Сложности решения проблемных вопросов могут также возникнуть в ситуациях отсутствия норм для внешне идентичных отношений. Практика метода применима с учётом параметров здравого смысла.

Невозможно её использовать в ситуациях, когда практическое применение нормативов способствует ограничению прав граждан, в соответствии с требованиями Гражданского Кодекса Российской Федерации.

Актуально применение аналогии в отношении всех субъектов, отношения между которыми формируются за счёт возникновения определённых обязательств, а также прав на их реализацию и потребление.

Условия применения аналогии закона

Законодательное толкование

Прежде чем учесть конкретную норму в отношениях с контрагентом, следует понять и установить сущность сотрудничества с партнёрами, и степень необходимости внесения разъяснений в договорном соглашении. При анализе сложившейся ситуации нормы можно толковать с субъективной или объективной точки зрения. Направление трактовки зависит от таких параметров, как:

  • индивидуальные проблемы участников юридической процедуры в восприятии правовых терминов, их значений и правил построения юрисдикционной конструкции;
  • абстракционный характер предмета договора.

Нормы могут быть истолкованы в официальной или неофициальной версиях, выбор которых осуществляется в соответствии с возможными юридическими последствиями отношений. Официальное толкование реализуется представителями уполномоченных органов.

Оно предназначается для ориентирования участников на получение образовательной информации, направленной на понимание правовых норм и компетентное их применение.

Неофициальное толкование характерно для мероприятий, не имеющих серьёзной юридической значимости.

Императивная норма и диспозитивная норма являются различными понятиями по базовым характеристикам и с точки зрения возможностей внесения изменений в договорные соглашения. Знания их основ и умение компетентного применения гарантирует отсутствие проблем с правилами и порядком трактовки и использования законодательных положений.

UTF-8

Источник: http://business-jour.ru/imperativnye-i-dispozitivnye-normy-prava-chto-jeto/

Императивные и диспозитивные нормы права

Императивные или диспозитивные нормы как определить

Важнейшей чертой метода гражданского права является диспозитивность нормативно-правового регулирования, выражающаяся в том, что устанавливаемые гражданским законодательством правовые нормы зачастую представляют субъектам широкую свободу в определении и осуществлении их имущественных прав и содержат большое число диспозитивных правил.

Определение Императивной и Диспозитивной норм права

Императивная норма права содержит предписание, обязательное для исполнения независимо от воли участников гражданских правоотношений, которое не может быть изменено по совместному договору сторон. Например, соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства.

Диспозитивная норма права – это норма, которая подлежит применению, если участники правоотношений не проявили свою волю и не урегулировали отношения по-иному.

О диспозитивном характере правовой нормы свидетельствует, в частности, содержащаяся в ней оговорка: «если иное не предусмотрено договором».

Право залогодержателя (право залога) на вещь, являющуюся предметом залога, распространяется на её принадлежности, если иное не предусмотрено договором. В условиях рыночной экономики число диспозитивных норм в гражданском праве значительно возросло.

Диспозитивные правовые нормы достаточно тесно связаны с вопросами реформирования социальных отношений. Так, законодательное обеспечение российской рыночной экономики предусматривает формирование не только мощного юридического фундамента.

В данной области предполагается также значительное усиление роли договора в сфере экономических, многих международных, социально-политических и прочих связей.

Он, по юридической своей природе, считается эффективным приёмом регламентации отношений, которые складываются в условиях свободного товарообмена и производства.

Разделение на императивные и диспозитивные нормы считается давно существующим общим свойством юридических предписаний. Оно имеет немаловажное значение в процессе законотворчества и последующего применения положений.

Особое значение имеют диспозитивные нормы гражданского права. Это связано с обширностью данной юридической сферы и необходимостью регулировать многообразие отношений.

Также данные положения имеют значение в процессе формирования имущественного оборота в рамках рынка.

Диспозитивные коллизионные нормы

Это понятие предполагает самостоятельный выбор субъектами объёма и характеристик своих обязанностей и возможностей. В случае отсутствия договорённости в силу вступает второе предписание, содержащееся в положении. Активно применяются диспозитивные нормы в ГК РФ. Так, в ст.

459, п.

2 говорится, что риск случайного повреждения либо гибели товара, который был продан в ходе его нахождения в пути, с момента заключения договора о купле-продажи переходит на покупателя, в случае если другое не предусматривается таким соглашением либо обычаями коммерческого оборота.

Признаки положений

В гражданском законодательстве установились определённые формулировки, которые достаточно чётко либо прямо выражают юридическую силу той или иной нормы либо их группы. М. Брагинский предложил называть их атрибутикой. Такие формулировки могут звучать по-разному.

Диспозитивные нормы выражаются посредством следующей формулы: поскольку либо если соглашение или договор не предусматривает иное. Кроме этого, используется и другая атрибутика. Речь идёт о такой формулировке: в норме указано, что стороны вправе или могут совершать определённое действие, которое отступает от утверждённого общего правила.

Это является относительно новым приёмом в законодательной технике.

Придание диспозитивности может касаться определённой группы норм. В этом случае используется прямое указание на возможность отклонения: допускается договор сторон об ином. Тем не менее, большинство положений не имеют чёткого указания на то, какие они – императивные либо диспозитивные.

Традиционным считается в данном случае взгляд, что при отсутствии каких-нибудь чётких ориентиров, позволяющих определить характер акта, его следует выявлять путём толкования положения.

В практическом применении это зачастую приводит к неоднозначному пониманию юридического значения ряда важных норм.

В итоге

Формулировка в учебной и научной литературе общих выводов об абсолютном преобладании диспозитивных либо, напротив, императивных норм должна быть признана неточной.

Она не отражает действительного положения и наличия ряда существенных особенностей в данном вопросе в рамках отдельных институтов.

В связи с тем, что прямые указания на характер всех либо большинства положений созданы быть не могут практически, юридическая сила должна определяться посредством толкования с учётом всех обстоятельств и факторов, относящихся к определённому акту.

Данный путь непрост, однако он неизбежен. Решающим словом в данном случае является вывод суда. Относительно юридической силы некоторых важных положений ГК желательно иметь разъяснения. Они могут быть представлены в постановлении от высшей судебной инстанции.

Разъяснения позволили бы внести некоторое успокоение и ясность в договорную практику, которая испытывает сегодня существенные затруднения при понимании и последующем применении многих важных положений.

За счёт правильного представления о сущности диспозитивных норм появятся предпосылки для дальнейшего углубления практических и теоретических знаний, касающихся действия механизма юридического урегулирования.

Источник: http://xn----8sbahjdg1bucp4cc.xn--p1ai/detail3384.html

Диспозитивные и императивные нормы гражданского права. Аналогия закона и права

Императивные или диспозитивные нормы как определить

1. Важнейшей чертой метода гражданского права является диспозитивность нормативно-правового регулирования, выражающаяся в том, что устанавливаемые гражданским законодательством правовые нормы зачастую представляют субъектам широкую свободу в определении и осуществлении их имущественных прав и содержат большое число диспозитивных правил.

Диспозитивная норма – это норма, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (ст.391 ГК).

Сторонам предоставлено право определять характер взаимоотношений между ними полностью или в определенной мере по собственному усмотрению, а также предоставлена достаточно широкая возможность выбора между несколькими вариантами поведения, но в пределах, установленных законом. В диспозитивной норме проявляется принцип, когда свобода каждого ограничивается аналогичной свободой других лиц.

О диспозитивном характере правовых норм свидетельствуют содержащиеся в них оговорки типа «если иное не предусмотрено договором». Примерами диспозитивных норм, т.е.

норм, которые, устанавливая правило, дозволяют сторонам гражданского правоотношения по своему усмотрению в договоре изменять его, в частности, являются: ст.211, ст.212, п.1,2 ст.221, п.1 ст.224, п.1 ст.238, ст.251, п.

1 ст.254, п.2 ст.257, ст.455, п.2 ст.713 и т.д.

2. Императивные нормы гражданского права точно определяют права и обязанности субъектов; в них содержатся правила, которым субъекты правоотношения обязаны неукоснительно следовать, не имея возможности изменять их в соглашении.

Об императивном характере гражданско-правовых норм свидетельствует формулировка текста, она содержит выражение долженствования в категоричной форме либо категорический запрет.

В частности, на императивный характер нормы указывают запреты типа «не допускается», «не могут», «недействительна» и др.

Так, императивный характер имеет норма ст.21 ГК, в соответствии с которой «никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом».

В данном случае законодатель прямо указывает на императивный характер правовой нормы, особо обращая внимание на недопустимость соглашения сторон по вопросу ограничения правоспособности и дееспособности граждан. Императивными являются нормы п.3 ст.163, п.1 ст.

166, ст.199, ст.550, п.2 ст.603, ст.638, ст.1040 ГК и др.

Существует значительное количество правовых норм, которые содержат определения правовых понятий, а также нормы отсылочного характера (бланкетные).

Так, в ст.19 ГК определено понятие места жительства гражданина, которым признается тот населенный пункт, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. В соответствии со ст.390 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Нормы-понятия содержатся в ст.3, ст.11, ст.63, ст.424, ст.476, ст.554, ст.643 и др. К нормам отсылочного характера (бланкетным) можно отнести п.1 ст.218; ч.2 п.1 ст.578; п.2 ст.578; ст.642; п.4 ст.772 и др.

3. В правоприменительной практике иногда возникают ситуации, когда очевидно, что спорное отношение требует правового разрешения, однако, это не предусмотрено конкретной нормой права. Возникает ситуация, когда правоприменитель обнаруживает пробел в законодательстве.

Пробелы в законодательстве существуют в основном вследствие двух причин: во-первых, в результате появления новых общественных отношений, которые в момент принятия закона не существовали и не могли быть учтены законодателем; во-вторых, из-за упущений при разработке закона.

Очевидно, что до устранения обнаруженного пробела отношения не могут оставаться неурегулированными. В таких случаях обычно используются специальные приемы: аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона и аналогия права ранее предусматривались гражданско-процессуальным законодательством. ГК 1998 года трансформировал это правило в норму материального права, установив универсальность его применения всеми участниками правоотношений и всеми правоприменительными органами.

Так, ст.5 ГК устанавливает, что в случаях, когда предусмотренные ст.1 ГК отношения прямо не урегулированы актами законодательства или соглашением сторон, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется норма гражданского законодательства, регулирующая сходные отношения (аналогия закона).

Аналогия закона может применяться при наличии следующих условий:

1) общественное отношение, которое требует урегулирования, по своим признакам входит в предмет гражданского права, т.е.

является имущественным, либо личным неимущественным; 2) общественное отношение не урегулировано нормой гражданского права или соглашением сторон; 3) имеется гражданско-правовая норма, регулирующая сходное общественное отношение, и это не противоречит существу подлежащих урегулированию отношений. Для применения аналогии закона необходимо наличие указанных условий в совокупности.

С развитием и существенным обновлением гражданского законодательства сфера применения аналогии закона сужается, поскольку препятствием для применения аналогии закона, как уже было сказано, является наличие нормы гражданского права, регулирующей общественное отношение, либо соглашения сторон.

В ряде случаев в самом законе предусматривается распространение норм, регулирующих определенные отношения, на другие отношения, упоминаемые в нем. Так, в соответствии со ст.538 ГК Республики Беларусь к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (глава 30), если это не противоречит правилам главы 31 и существу мены.

В этом случае речь не идет об аналогии закона, речь идет о правовом регулировании отношений, предусмотренных ГК, путем прямого распространения на них некоторых норм, относящихся к сходным отношениям, урегулированным в кодексе. Такой прием использован законодателем с целью недопущения повторений в правовом регулировании при наличии в обоих отношениях совпадающих моментов, требующих единообразного правового регулирования .

Также не следует смешивать аналогию закона с расширительным толкованием. Последнее предполагает наличие нормы, охватывающей по смыслу случай, прямо не оговоренный в тексте нормы.

4. При невозможности использования в указанных случаях аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из основных начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) (п.2 ст.5 ГК).

Применение аналогии права обоснованно при наличии двух условий: при обнаружении пробела в законодательстве и при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения, что не дает возможности использовать аналогию закона.

Общие начала гражданского законодательства, т.е. принципы гражданского права, сформулированы в ст.2 ГК.

Под «смыслом гражданского законодательства» обычно понимают его характерные черты, закрепленные в предмете гражданского права.

Не допускается применение по аналогии норм, ограничивающих гражданские права и устанавливающих ответственность.

Использование аналогии закона и аналогии права возможно не только правоохранительными органами, в частности, судами, но и иными субъектами правоприменения, что существенно расширяет круг их гражданских прав.

В любом случае применения нормы законодательства по аналогии правоприменительный орган обязан это обосновать.

Толкование гражданско-правовой нормы – важный этап правоприменения. Прежде чем применить конкретную нормы права, необходимо уяснить ее подлинный смысл, а в некоторых случаях и разъяснить.

Уяснение содержания (смысла) гражданско-правовой нормы путем устранения обнаруженных в ней неясностей и достигается в процессе толкования.

Причины неясностей могут быть как объективными, так и субъективными: сложность специфической терминологии, юридических конструкций, система отсылочных норм, абстрактный характер нормы и т.п.

В зависимости от субъекта толкования и юридических последствий, к которым приводит разъяснение, различают официальное и неофициальное толкование.

Официальное толкование дается уполномоченными на то субъектами – государственными органами, должностными лицами. Так, в соответствии со ст.70 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г.

«О нормативных правовых актах Республики Беларусь» в случае обнаружения неясностей и различий в содержании нормативного правового акта, а также противоречий в практике его применения нормотворческий орган (должностное лицо), принявший (издавший) этот акт, или, если иное не предусмотрено Конституцией Республики Беларусь, уполномоченный им орган осуществляют официальное толкование этих норм путем принятия (издания) соответствующего нормативного правового акта.

Официальное толкование ориентирует правоприменителей на однозначное понимание правовых норм и их единообразное применение. Аутентическое толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется тем же органом, который принял правовой акт.

Казуальное толкование также является официальным, однако не имеет общеобязательного значения, сводится лишь к толкованию правовой нормы с учетом ее применения к конкретному случаю.

Оно дается по поводу рассмотрения конкретного дела и обязательно лишь для него.

Источник: https://studopedia.ru/2_3981_dispozitivnie-i-imperativnie-normi-grazhdanskogo-prava-analogiya-zakona-i-prava.html

Разграничение императивных и диспозитивных норм в новой редакции ГК Франции в контексте российских дискуссий

Императивные или диспозитивные нормы как определить

Как многие знают , в 2016 году во Франции спустя 212 лет кардинально отреформировали нормы обязательственного и договорного права в Кодексе Наполеона.

Среди множества кардинальных новелл: а) устранение указаний на каузу по тексту Кодекса и установление вместо единой и крайне многоликой и путанной концепции каузы ряда конкретных норм, выполняющих функции, котрые ранее играла доктрина каузы, б) введение судебного контроля справедливости условий стандартизированных договоров (по немецкому образцу) и новых правил об аннуляции договора в случае злоупотребления зависимым положением по модели английской доктрины undue influance, в) введение института изменения договора в связи с существенным изменением обстоятельств (суды ранее, как правило, не соглашались принимать на себя такую функцию), г) установление новых норм об опционах на покупку имущества и договорах об установлении преимущественного права на прибретение имущества, д) замена судебного расторжения нарушенного договора на односторонний отказ при условии соблюдения процедуры предупреждения по немецкой модели Nachfrsit, е) превращение иска об исполнении обязательства в натуре в универсальный способ защиты с установлением ряда ограничений (опять же по немецкому и отчасти английскому образцу), ж) обновление режима приостановления исполнения в ответ на нарушение обязательства и многое другое. Французы кардинально переписали свое договорное и обязательственное право, приблизив его к немецкому праву и содержанию общеевропейских актов унификации права (PECL, DCFR), отразив накопившиеся наработки судебной практики и попытавшись сделать свое право более гибким, справедливым и эффективным, а следовательно привлекательным в условиях нарастающей конкуренции европейских юрисдикций. Многие новеллы вызывают бурные споры. Их начали активно изучать ученые из других романских юрисдикций (Италия, Испания, Бельгия и др.).

Текст новых правил ГК о договорах и обязательствах на английском в хорошем переводе см. здесь.

Стали появляться англоязычные книги с анализом и критическим разбором новых норм. Так, например, недавно читал неплохую книгу “The French Contract Law Reform: a Source of Inspiration?”.

Но вот на днях ознакомился с замечательной книгой профессоров Картрайта и Виттакера о реформе ГК Франции 2016 года “The Code Napoléon Rewritten: French Contract Law after the 2016 Reforms”.

Очень толковая с подробным разбором основных новелл.

Там много интересного, но в особенности хочу отметить отличную статью CÉCILE PÉRÈS “Mandatory and Non-Mandatoru Rules in the New Law of Contract”. Написал о ней небольшой пост в субботу на ФБ, но, думаю, стоит продублировать здесь.

Автор пишет о том, как отличить императивные нормы от норм диспозитивных в тексте новых положений ГК Франции об обязательствах и договорах. Разработчики в данном вопросе последователи в русле традиционной для европейского права методологии и отказались от четкого текстуального обозначения большинства норм в качестве императивных или диспозитивных.

В ряде наиболее очевидных случаев текст прямо говорит о том, что запрещено договариваться о том-то и том-то, а иногда говорит, что стороны вправе согласовать условие, отличное от предписанного в законе. Но такие подсказки встречаются в очень небольшом числе случаев.

В подавляющем большинстве новых норм просто закрепляются те или иные права и обязанности сторон без четкой идентификации природы нормы.

Соответственно, как пишет автор, согласно устоявшейся традиции природа таких норм считается не конкретизированной в законе, и это задача судов путем теологического толкования определить их императивную или диспозитивную природу.

Общая идея такова, что по общему правилу нормы договорного права предполагаются диспозитивными: это выводится из общего принципа договорной свободы (все что прямо не запрещено, то разрешено), который во Франции (как и у нас) признается имеющим конституционное значение. Но суды могут при толковании прийти к выводу и об имплицитной, подразумеваемой императивности соответствующей нормы, если ему очевидно, что цель нормы состоит в ограничении договорной свободы.

Автор пишет, что при финальной доработке текста имевшиеся во многих нормах проекта указания на право сторон согласовать иное в основном удалили, чтобы не создавать у судей ложное ощущение, что от обратного все остальные нормы считаются императивными, и чтобы не ограничивать свободу судебной интерпретации.

Разработчики посчитали, что отступать от укоренившейся методологии, основанной на судебном телеологическом толковании природы норм договорного права, не стоит, так как попытка закрепить в законе четко, какие нормы императивны, а какие диспозитивны, обречена на провал.

Варианты отступления сторон от предписанной нормы многочисленны, и проработать каждый из возможных вариантов девиации условий договора от каждой нормы договорного права и закрепить в законе жестко все эти варианты в виде прямых запретов или прямых же допущений просто невозможно: текст ГК станет просто необъятным и крайне ригидным, преграждая развитие права через эволюцию судебной практики. Это задача судебной практики постепенно кристаллизовывать природу новых норм, как они это делали десятилетиями ранее в отношении норм изначальной версии ГК.

***

Читатель легко вспомнит, какие по данному вопросу шли у нас методологические и идейные баталии несколько лет назад, когда многие российские ученые (Г.А. Гаджиев, М.Г. Розенберг, О.Н. Садиков, А.С. Комаров, Д.И. Степанов, А.В.

Егоров, многие другие, ну и я в том числе) боролись против сохранения в практике судов уже устаревшего в новых, рыночных условиях неписанного советского подхода, согласно которому у судов нет свободы интерпретации и все нормы договорного права однозначно императивны, если только в них нет прямого разрешения согласовывать иное.

Данный устаревший подход приводил к тому, что в результате по большому счету случайного разброса пресловутой фразы о праве сторон согласовывать иное по тексту нашего ГК возникали тысячи случайно императивных правил, блокирующих развитие договорных отношений.

Никто не спорит с тем, что за большинством норм ГК о правах и обязанностях сторон договора, в которых нет этой фразы, не стоит убедительное политико-правовое обоснование ограничения конституционного принципа договорной свободы.

Для советской плановой экономики, в которой прямо провозглашалось запрещение всего прямо не разрешенного, этот подход был в целом естественнен. Но в новых, рыночных условиях вопрос был лишь в том, когда этот подход уйдет в прошлое.

 В итоге эта борьба увенчалась промежуточным успехом, когда Пленум ВАС принял Постановление “О свободе договора и ее пределах” в 2014 году, который и закрепил ту самую общеевропейскую и в частности характерную для французского права методологию толкования норм договорного права, основанную на судебном телеологическом толковании норм, не имеющих прямого текстуального атрибута императивности или диспозитивности.

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/10/30/razgranichenie_imperativnyh_i_dispozitivnyh_norm_v_novoj_redakcii_gk_francii_v_kontekste_rossijskih_

ПреступлениямНет